Jump to content
О поддержке проектов Rubarius Read more... ×
Sign in to follow this  

Покровители романтических чувств и всего такого


Игорь

Начать, конечно же, следует с основ. В данном случае основы — это сверхъестественные силы, которые покровительствуют межличностным отношениям романтического толка. Их, кстати говоря, не то чтобы очень много.

-5qCK1l5rKY.jpg

Во-первых, к числу покровителей любви относится аэдра Дибелла, Богиня Красоты. Так как по мнению Дибеллы светлые романтические или дружеские чувства — это один из важнейших аспектов глобального понимания Красоты, она считается покровителем влюблённых. А ещё друзей, которые, в принципе, тоже не против устроить что-нибудь этакое. В Тамриэле Дибелле посвящены около десятка различных культов, деятельность которых направлена на достижение идеалов богини. Некоторые из этих культов почти полностью состоят из художников и скульпторов, но они нам сейчас ни к чему. Куда более уместно в данном рассказе будут смотреться почитатели телесной красоты и способов реализации полового влечения.

Первые - это адепты Дибеллы, концентрирующие своё внимание на достижении буквальной красоты. Они следят за собой, правильно питаются и выглядят настолько потрясно, насколько это возможно. Также они заботятся о своей внутренней красоте, помогая окружающим. Как правило, эта помощь заключается в том, что почитатели Богини Красоты позволяют всем желающим насладиться своим вдохновляющим внешним видом. Такие ребята скапливаются в храмах Дибеллы, в которых уже присутствует жрец или жрица, и тем самым создают подобающий антураж. Если вы зайдёте в один из таких храмов, то наверняка увидите целую кучу атлетически сложенных мужчин и женщин в лёгкой одежде или вообще без таковой. Хотя, как это вы туда зайдёте? Вы же здесь, на Земле, а храмы Дибеллы — в Нирне. Ну, значит, остаётся только воображать. Можно ещё, правда, запустить Daggerfall, но для того, чтобы распознать в плоских пиксельных спрайтах нечто прекрасное, тоже потребуется немного воображения.

Итак, второй вид почитателей Дибеллы — это такие ребята, которые занимаются изучением способов выражения любви посредством физической близости. Они кое-что смыслят в этом сами и готовы делиться знаниями с окружающими. В некоторых случаях такие вот «адепты близости» выступают в роли семейных психологов, но их подход к решению проблем, увы, достаточно однобок. А других психологов в Тамриэле всё равно нет.

Помимо того, что разумные существа в Тамриэле любят друг друга и даже самих себя различными способами, они имеют склонность создавать так называемые «семьи». Вот тут-то в дело и вступает Мара — аэдра-покровительница любви, сострадания, материнства и семейного очага. Недаром символы Мары в большинстве тамриэльских поселений выполняют роль официальных приглашений к свадебному алтарю. Такие символы можно просто носить на себе, сообщая окружающим, что вы готовы попробовать себя в постоянных отношениях. Либо же их можно дарить предполагаемой «второй половинке», как бы говоря, - «ты — это ты, а я — это я, пошли жениться». Бракосочетаниями, кстати говоря, также занимаются «символы» Мары — её жрецы.

02gZ30yNPAk.jpg

Мара поощряет тех, кто сохраняет в семье и в доме порядок, а также даёт жизнь новым разумным существам. В случае, когда завести ребёнка естественным образом невозможно, его полагается подобрать где-нибудь на улице или в приюте. Тамриэль — место крайне опасное, там постоянно кто-то воюет, а потому найти ребёнка, который нуждается в родительской заботе, довольно просто. Также Мара уважает верность одному партнёру. В этом плане она, кстати, никак не конфликтует с Дибеллой, потому что культы Богини Красоты, что бы вы там ни подумали, это не про беспорядочные половые связи, а про умелые, мастерски сыгранные половые акты. Главное — чтобы получилось красиво.

Итак, это были аэдра. Но в Тамриэле ведь не только аэдра поклоняются, правда? Есть ещё данмеры, например, которые не признают чужих официальных религий и пользуются своей собственной, поклоняясь даэдра. В определённый период своей истории они, впрочем, поклонялись обычным эльфам, которые стали полубогами, пропитавшись божественной мощью, но об этом уже в следующем разделе. Так вот, давайте поглядим, кто из даэдрических принцев любит смотреть на то, как смертные существа… ну, развлекаются.

Тесную связь с различными плотскими утехами имеет даэдра Сангвин. Он вообще любит повеселиться, поэтому и к романтическим приключением относится благосклонно. Особенно если они как-то связаны с надругательством над устоями общества или порчей имущества — от этого Сангвину становится ну совсем хорошо. Поощряет он и те самые «беспорядочные связи», которые последователи Мары, к примеру, считают неприемлемыми. Вследствие этого Сангвин считается одним из однозначно «злых» даэдрических принцев, хотя сам по себе он не особо зловредный.

Официальных культов данного принца в Тамриэле практически не существует — даже в Морровинде он особым уважением не пользуется. Лишь в жарком Эльсвейре Сангвин не порицается, равно как и многие другие даэдра и аэдра. Каджиты называют Сангвина «Котом крови» и верят, что именно он заведует «зовом крови». Это такой период в жизни каждого каджита, когда ему хочется просто плюнуть на всё и уйти творить кутёж, активно используя свои мохнатые зверолюдские… ну, назовём это дело «причиндалами».

Что касается данмеров, которые были упомянуты чуть выше, то у них за всякие любовные активности отвечает Боэтия. По крайней мере, частично. Это ведь не главный приоритет для принца коварства, интриг и насильственной смерти. Тем не менее, Боэтия считается большим знатоком в области плотских утех. К примеру, существуют редкая книга под названием «В постели с Боэтией», автор которой неизвестен. Что конкретно там написано и изображено — загадка, потому что никто не может передать этого словами. Предположительно, Боэтия написала эту книгу сама, изложив в ней весь свой богатый опыт интеракций со смертными существами. По слухам, если положить экземпляр «В постели с Боэтией» под подушку, то приснится что-то интересное.

Одной лишь непристойной книгой деяния Боэтии не ограничиваются. Так, по питейным заведениям Тамриэля гуляет одна песенка, которая называется «Девяносто девять Возлюбленных Боэтии». Тема у неё примерно такая же, как и у книги, но примечательно здесь другое. Вероятно, Возлюбленные Боэтии — это что-то, что действительно существовало в Нирне. А может быть, и сейчас существует. К сожалению, единственное более менее достоверное подтверждение можно найти только в истории Альмалексии, одной из Трибунала данмеров. Но это подтверждение весьма натянутое. Если кратко, то смысл в том, что Альмалексия якобы была рождена кем-то из числа Возлюбленных (а то и вообще всеми сразу) Боэтии на горе Ассарнибиби. При этом за процессом наблюдал лично даэдрический принц Молаг Бал. Ну так, чисто по приколу. Кстати, о Молаге Бале. Мы о нём в конце рассказа ещё поговорим.

Доисторические случаи любви

_p3mRmOMUgU.jpg

Итак, здесь речь пойдёт о случае так называемой «любви», который буквально изменил облик мира. Точнее, создал этот самый мир из ничего. Да, время пройтись по легенде о сотворении мира с участием легендарных Ану и Нир, которые полюбили друг друга среди бесконечной космической пустоты.

Дело было так. Вот не-существовала себе Пустота, никого не трогала, потому что никого и не было. А потом возникли Ану и Падомай. Возникнув, они сразу куда-то пошли, но идти было некуда, поэтому они фактически не сдвинулись с места. А потом из Света и Тьмы возникла третья непостижимая сущность — Нир. Оба брата, если их так можно назвать, полюбили Нир, но Ану оказался первым, кто реализовал своё чувство на практике. Падомай же обиделся и ушёл. Пока он ходил непонятно где (ничего же ещё не было — куда он вообще ушёл?), Ану и Нир быстренько организовали беременность двенадцатью мирами.

Спустя какое-то время (время тогда уже как раз начало существовать) Падомай вернулся и сказал Нир, что питает к ней чувства. Нир, конечно, отвергла его — она ведь уже была беременна двенадцатью мирами, где уж тут новые романы заводить? Тогда Падомай, разозлившись, побил Нир, что вызвало недовольство Ану. Ану избил Падомая и выгнал его туда, где время ещё не завелось. Нир же тем временем родила свои миры и погибла. Увидев это, Ану от горя залез на солнце (оно тогда тоже уже возникло, как и время) и уснул. Но Падомай-то не спал! Вернувшись обратно и увидев миры, он снова разозлился и напал на них. Тогда Ану проснулся и снова побил Падомая, сочтя его на сей раз мёртвым. Ошибка!

Когда Ану увлечённо склеивал из разломанных миров один единственный Нирн, Падомай коварно подкрался к нему сзади и нанёс смертельный удар. Но Ану тоже не был так прост и схватил Падомая в охапку. В итоге они вместе улетели куда-то в безвременье и там истекли кровью. Из крови Ану возникли звёзды, из крови Падомая появились даэдрические принцы, а из смешанной крови обоих братьев образовались аэдра. Таким образом, все божества Нирна являются порождениями братоубийственной ненависти. И только Нирн — это следствие любви между Ану и Нир. Впрочем, это версия из тамриэльского «Ануада». А ведь ещё есть каджитская версия!

По версии каджитов мир возник немного иначе. Сначала возникли Анурр и Фадомай. При этом Анурр воплощал собой мужское начало, а Фадомай — женское. Они полюбили друг друга, потому что вокруг тогда ещё ничего не появилось и делать было нечего. В результате Фадомай начала рожать всё подряд — и аэдра, и даэдра, вообще без разбору. После двух помётов «котят» Анурр запретил Фадомай рожать, но она не послушалась и принялась рожать ещё всякие луны и прочие необходимые в глобальном мироздании вещи. Даже Нирни родила, которая, собственно, и является планетой Нирн. Увидев, что Фадомай рожает как не в себя без его согласия, Анурр рассердился и ударил её. От этого Фадомай улетела в Великую Тьму, где дорожала то, что не успела раньше — Лорхаджа. Анурр в итоге так и не добрался до Фадомай, хотя очень этого хотел. Она умерла в мире и покое, передав своим детям секреты СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ КАДЖИТОВ. Потому что каджиты — самые любимые потомки Фадомай и вообще они очень красивые. И ещё они самые ловкие. И самые сильные. И… Ладно, пока хватит про каджитов.

fgvqXB0b9x4.jpg

Исторические случаи любви

Ну что же, Нирн в итоге появился и там начали возникать всякие забавные штуковины — эльфы, люди, вот это всё. Следовательно, самое время обсудить наиболее яркие случаи романтических чувств, которые в итоге повлияли на ход истории. Но знайте же, что все подобные отношения, как правило, связаны с кровавыми войнами, предательствами и прочими видами развлечений разумных существ.

Итак, если брать в расчёт хронологический порядок, то первым у нас идёт роман между Святой Алессией и Морихаусом, полубогом с бычьей головой. И, возможно, ещё кое-чем бычьим… Я говорю о копытах. А вы что подумали? Ещё, кстати, у Морихауса были крылья, потому что минотавр без крыльев — это скучновато. Алессия же была простым человеком. Она хотела свободы для людей, которые тогда находились в рабстве у эльфов Сиродила. Ну, и само собой, что познакомились будущие супруги не сразу.

Поначалу Алессия вообще не знала ни о каких людях-быках и просто истово молилась богам о ниспослании помощи в борьбе с поработителями. На мольбы человеческой женщины откликнулась Кинарет, даровав ей защитника — Пелинала Вайтстрейка. Это был полностью отшибленный убийца, который больше всего любил резать всё, что напоминало эльфа. И орать. Обычно он совмещал два этих занятия. И хотя поговаривают, что Пелинал и Алессия были любовниками, утверждать этого нельзя. К тому же у Пелинала в действительности просто не находилось времени ещё и на такую ерунду. К счастью, следом за Вайтстрейком Кинарет послала на подмогу людям своего сына Морихауса. И вот тут уже шашни закрутились с удивительной силой…

В процессе покорения Сиродила растущей армией людей Морихаус и Алессия полюбили друг друга. Вскоре, чтобы не тянуть каджита за хвост, эти двое ещё и решительно поженились, фактически став королём и королевой бывших рабов. В процессе войны, однако, им было не до титулов. Только после её завершения супруги как следует вознеслись по социальной лестницы, став правителями нового, людского Сиродила. Спустя некоторое время после этого родился Белхарза по прозвищу Человек-бык — первый в мире настоящий минотавр и второй император Алессианской империи. Он унаследовал этот титул, когда сама Алессия скончалась, а Морихаус, решив не топтать мир смертных в отсутствие супруги, удалился обратно во владения богини Кинарет. Вот такая небольшая история о том, как среди крови и смерти зародились чувства. А ещё о том, как эти чувства породили минотавра, чьи одичавшие потомки спустя тысячи лет заполонят леса Сиродила. Они будут грабить, убивать и, возможно, насиловать неосторожных путешественников, напоминая им о том, с чего началась история Империи.

Что у нас там дальше? А! Так это же незабвенная Альмалексия, жена легендарного Неревара Индорила! Ну-ка, посмотрим на неё повнимательнее. Альмалексия родилась на горе Ассарнибиби (как говорилось, выше, в этом деле может быть замешан Боэтия). Спустившись с гор, будущая одна третья часть данмерского Трибунала, начала править некоторым кимерским кланом. Этим она занималась до тех пор, пока не пришёл Неревар и не объединил народ кимеров ради борьбы с общим врагом — нордской империей. Так как Альмалексия всё-таки находилась в статусе вождя до объединения, Неревар решил оставить её при себе в качестве советника. А уж потом между ними зародились… ну, знаете, чувства. Неревар начал любить Альмалексию, а та в ответ вроде как начала любить его. Но не так сильно, как власть и могущество. А ещё у Альмалексии имелась хорошо развитая «хуцпа», то бишь «сверхнаглость». Мы до неё вот-вот дойдём.

Итак, жили Неревар с Альмалексией душа в душу. Кстати, вам не кажется, что «Альмалексия» звучит как название какого-то речевого расстройства? Нет? Ну да ладно… Так вот, в честь свадьбы Неревара и Альмалексии король гномов Думак подарил им парные клинки — Огонь надежды и Истинное пламя. Увы, даже такой красивый символический жест не помог лорду Индорилу избежать предательства. Собственно говоря, и его друг Думак тоже в итоге угодил в шестерни истории… А дело было вот в чём: как-то раз кимеры обнаружили, что двемеры в глубине Красной горы балуются с Сердцем Лорхана, погибшего бога. Посчитав это кощунством, самые религиозные эльфы принялись требовать войны с гномами. Неревар как мог сдерживал воинственных собратьев, но они, к сожалению, не хотели униматься. Тогда Неревару пришлось начать Войну Первого Совета, положившую конец как союзу кимеров с гномами, так и самим гномам в целом.

WWy-q4Lcos8.jpg

Финальным сражением Войны Первого Совета стала битва за Красную гору, во время которой Неревар пробил себе путь к Сердцу Лорхана. Вскоре после этого гномьи мастерские опустели — весь этот бородатый народ исчез из Нирна, оставив кимеров разбираться с последствиями. А последствия-то были ого-го! Сначала Альмалексия, сговорившись с друзьями своего мужа, Вивеком и Сота Силом, решила забрать силу Сердца себе. Неревар, узнав об этом, сказал, - «ну ребят, ну вы чего делаете?». После этого герой кимеров был вероломно убит. Троица предателей же «подключилась» к Сердцу и стала тремя полубогами, Трибуналом, АЛЬМСИВИ. Вскоре после этого кимеры посерели и стали данмерами, потому что даэдра Азура была крайне возмущена действиями Альмалексии и её сообщников. Впрочем, Альмалексия и без Азуры закончила не очень хорошо.

Спустя века Неревар возродился в лице Нереварина — этот тип злостно порубил Альмалексию на куски при помощи клинка Истинное пламя. А всё из-за того, что Альмалексия в результате отключения от энергии Сердца Лорхана сошла с ума и решила убить своих коллег вместе с Нереварином. Нереварин, кстати, и был тем, кто отключил троицу предателей от Сердца. В итоге Альмалексия, которую почитали словно божество, пала от руки чуть ли не случайного прохожего. И вот так заканчивается эта история о любви, предательстве и сверхнаглости.

Бывают в Тамриэле и случаи так называемых «браков по расчёту». Обычно там любовью и не пахнет, поэтому мы их аккуратненько так обойдём стороной. Но не все. Просто в качестве примера расскажу вам о бракосочетании правителей Пеллетина и Анеквины — враждующих королевств, которые в итоге образовали конфедерацию Эльсвейр. Эшита Пеллетинская и Кейрго Анеквинский в 309-м году Второй эры решили, что хватит их народам воевать, пора объединяться. И поженились. Были ли какие-нибудь чувства между этими каджитами? Увы, история умалчивает. А Эльсвейр в итоге всё равно распался в 115-м году Четвёртой эры, когда агенты Альдмерского Доминиона спровоцировали переворот. Вот такие дела.

Ну, и в завершение этой длинной главы про исторические романы хочется рассказать о Барензии. Она вообще-то много с кем состояла в любовных отношениях, однако важными для истории являются три — с генералом Симмахом, с Джагаром Тарном (по одной из версий это был не Тарн, а вор, которого подослал Тарн), а также со старым королём Эдвиром. О Барензии есть целая отдельная статья, так что в подробности углубляться не будем, хорошо? Итак, давайте по порядку.

Симмах был мужчина целеустремлённый и весьма деятельный. В своё время он проделал головокружительную карьеру от сына рудокопа до генерала императора Тайбера Септима, а потом и до принца-консорта Морровинда. Второе — когда связал свою жизнь с Барензией. Глаз на свою суженую, кстати говоря, Симмах положил ещё в те времена, когда представлял собой комок ветоши с ногами. И вот как он этот глаз положил, так до самого конца и не поднимал. Я же говорю — целеустремлённый.

Пока Барензия моталась туда-сюда, Симмах становился генералом. Когда же Барензия очутилась в Имперском городе и по слухам имела ещё один роман с Тайбером Септимом, Симмах уже готов был покорять новые высоты. В итоге данмерскую девушку из знатного рода император отправил в Морнхолд, где она должна была занять место правителя, а Симмах отправился вместе с ней как доверенное лицо Септима. Через несколько лет между Барензией и Симмахом промелькнула искра, которая вынудила их пожениться и даже произвести на свет следующих отпрысков: Хелсет Хлаалу — одна штука, Моргия Хлаалу — также одна штука. К сожалению, Симмах оставался важным государственным деятелем, а потому время от времени уезжал из Морнхолда. В один из таких отъездов Барензию посетил хитрющий чародей Джагар Тарн, который задумывал неладное. Он соблазнил Барензию и выкрал важную сюжетную штуковину, которая по какой-то причине хранилась под Морнхолдом. Роман вышел коротким, но ярким. А уж сколько было впечатлений у обманутой женщины, когда она выяснила всю правду о таинственном ухажёре! Случилось это, кстати говоря, при императоре Уриэле VII, который известен тем, что какое-то время провёл в Обливионе, пока страной управлял неадекватный Джагар Тарн.

Так как Тарн не имел никакого опыта в управлении империями, он погрузил Тамриэль в эпоху всяческого безобразия. Но это нас сейчас не интересует. Что важнее, во время восстания рабов, более известного как Арнезианская война, генерал Симмах был убит. Да, вот так, прямо до смерти убит! Барензия любила своего мужа, а потому расстроилась. Это, впрочем, не помешало ей приехать в Имперский город и поспособствовать падению Тарна. В процессе она познакомилась со своим финальным романтическим интересом — Эдвиром, королём Вэйреста. Это был хороший, честный человек, который был не в восторге от безумств поддельного императора. Благодаря посильной помощи Барензии ему в итоге удалось приблизить конец Джагара Тарна. А потом немолодой Эдвир и ещё более немолодая Барензия поженились. И жили они счастливо, пока Эдвир не помер. Ну, такое бывает. Что касается Барензии, то она с тех пор так никого себе и не нашла. Да и зачем? Данмерам её возраста, как правило, уже совсем не интересно заниматься этими вашими романами.

ijRrbx5koSM.jpg

Странноватые и даже жутковатые случаи любви

Рассказ близится к финалу, но перед тем, как он завершится, нужно поведать вам… ну, знаете ли, о всяком. Всякого, как вы понимаете, в Тамриэле очень много, и оно куда интереснее обычных историй о любви, когда кто-то проходит через испытания, а потом счастливо живёт до глубокой старости. Такую жизнь вполне приемлемо жить самому, а вот читать о ней — не очень. Именно поэтому…

Именно поэтому в рассказ врывается добрый дядюшка Крассиус Курио — известный деятель времён Третьей эры, покровитель искусств и автор ТОЙ САМОЙ «Похотливой аргонианской девы». А ещё «Танца с трёхногим гуаром», но о таком в приличном обществе не говорят. Любовь Крассиуса ко всем окружающим была настолько велика, что её хватало практически на всех, исключая самых уродливых. Но даже к тем, кто ему не нравился, Курио был готов проявить симпатию в обмен на имперские дрейки. Просто чудо, а не человек. И это при том, что он исполнял роль наставника Великого дома Хлаалу, то есть был очень важным чиновником. А потом этот самый дом Хлаалу оказался на обочине истории. После этого жизнь любвеобильного Крассиуса пошла под откос… Больше никто не соглашался снять перед ним штаны, когда он вежливо просил… К счастью, у Курио нашлись друзья в Великом доме Редоран, так что в итоге он вполне неплохо устроился. Впрочем, вернуть прежнее влияние этот любвеобильный человек так и не сумел. Что же касается объектов воздыханий Крассиуса Курио, то это действительно мог быть кто угодно и какого угодно пола — созерцание обнажённой натуры позволяло автору знаменитой пьесы про аргонианскую служанку и батон достигать вдохновения.

Следом за Курио идёт рыцарь по имени Хрол, который считается отцом легендарного Ремана Сиродила. Ну, или чем-то вроде отца. По крайней мере, такие выводы можно сделать, прочитав Реманаду — миф о появлении на свет императора Ремана. Так вот, Хрол так сильно сопереживал раздираемой враждой земле Сиродила, что решил… как бы это помягче сказать?.. Решил отдать ей всего себя. Сделал он это на холме Санкр Тор, где спустя несколько месяцев был обнаружен младенец Реман. В легенде говорится, что земля забеременела и произвела на свет своего спасителя. А Хрол, преисполненный любви, скончался там же, где и сделал своё грязное, но благородное дело. И кстати, не думайте, что отважный рыцарь делал что-то непосредственно с холмом. Нет, всё не настолько страшно. Он делал что-то с призраком императрицы Алессии, на груди которой зияла ужасная рана, «изливающая на искалеченные ноги пустоту». Ну, вот так-то гораздо лучше!

d1ah_Z9Y-IY.jpg

А теперь возвращаем в повествование Молага Бала, потому что именно он настоящий мастер жутковатых и странноватых проявлений любви. В его случае это, как правило, любовь к садизму, но однажды были и настоящие чувства. Вроде бы… Понимаете, там всё очень сложно. И нет, речь сейчас не о замученных Молагом Балом женщинах, которых он превратил в вампиров. Речь о Вивеке. И вот тут нужно небольшое пояснение.

Дело в том, что Вивек был не просто полубогом и членом Трибунала, но ещё и очень загадочной личностью. Его называли воином-поэтом, он бродил по Морровинду, творил какую-то дичь. А ещё Вивек был гермафродитом. Скорее всего, таким он стал после подключения к Сердцу Лорхана, хотя в легенде о его рождении говорится следующее: якобы Вивек родился из волшебного яйца, которое сперва находилось на дне моря, потом перекочевало внутрь двемерского автоматона, а потом его нашёл Неревар Индорил. Когда Вивек появился на свет, он сочетал в себе женское и мужское начала и был мудр как тысяча мудрецов. Более приземлённая версия о ранних годах Вивека рассказывает о тяжёлом детстве, воровстве, убийствах и проституции. Неревар обнаружил молодого Вивека в Морнхолде и почему-то решил взять его с собой. Потом, как вы знаете, этот же самый Вивек превратился в полубога и стал частью Трибунала. Так или иначе, он стал двойственным божеством данмеров, подобно его предтече Мефале, которая также воплощает в себе мужское и женское начала. Зачем это пояснение? Сейчас поймёте.

Как-то раз Вивек решил прогуляться в план Обливиона, принадлежащий Молагу Балу, желая испытать «свой гигантский облик». Кстати, если хотите подробностей, то вам следует почитать полное собрание «36 уроков Вивека» - там много интересного. Так вот, Молаг Бал вышел навстречу Вивеку с определённого рода намерениями. Вивек же ему вежливо отказал. В ответ на это Молаг Бал отрубил воину-поэту ноги и попытался было «извергнуть страшное пламя из Первородного места», но Вивек оказался непреклонен. «Если уж мы собираемся жениться, я бы предпочёл, чтобы была церемония», - заявил он. И вот тут-то можно понять, что в даэдрическом принце проснулись чувства, ведь он выполнил просьбу Вивека и позвал своих слуг на пир. После этого Вивек позволил Молагу Балу взять свою голову ровно на один час, так как он спешил. В доказательство любви, которая, видимо, проснулась в данный момент времени, воин-поэт прочитал две поэмы, пока даэдрический принц был занят делом. В результате Вивек родил тысячи детей для Молага Бала, а потом ушёл восвояси, как будто ничего и не было. Если вы не совсем понимаете, что только что прочитали, то всё нормально — это всего лишь лор «Древних свитков». И к Вивеку мы, наверное, ещё как-нибудь вернёмся. Но не сейчас. Сейчас пора заканчивать рассказ.

Итак, это был рассказ о любви в Тамриэле. Ну, или о чём-то вроде того. Понятное дело, что есть в Нирне и другие случаи проявления чувств, хотя бы отдалённо связанные с романтикой. И вы даже можете рассказать о них в комментариях. Что вас зацепило? Что поразило? Что, может быть, ужаснуло? Подойдёт всё. Ну, а пока что доброго вам вечера и до встречи в новых рассказах!

источник


  • Like 4
  • Upvote 1
  Report Запись
Sign in to follow this  


User Feedback

Recommended Comments

Sheo347

Posted (edited)

" Что поразило? Что, может быть, ужаснуло? "
Ужаснуло вот что :

"замученных Молаг Балом женщинах, которых он превратил в вампиров"
Каждый раз при подобном упоминании вспоминается маленький небезызвестный человечек по имени Серана, которая "не совсем по своей воле", на пару со своей матерью, занялась "необычным семейным делом", однако сочла за честь быть жертвой "Разрывателя Плоти". До 201 года 4 эры все еще почитает его...  Кто теперь склеит мое разбитое сердце?

Добавлено 2 минуты спустя.

Игорь, как всегда отличная статья :good:

Edited by Sheo347
  • Like 1

Share this comment


Link to comment
Share on other sites


Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×