Jump to content
О поддержке проектов Rubarius Read more... ×
Sign in to follow this  

О Третьей империи или как Тайбер Септим мир покорял


Игорь

История Третьей империи неразрывно связана с именем Тайбера Септима, что совершенно неудивительно – он ведь и основал её в конце Второй эры. Просуществовала Третья империя до 1-го года Четвёртой эры, после чего благополучно развалилась, оставив после себя так много тем для обсуждения, что даже голова кружится. Один только Тайбер Септим – это уже совершенно отдельный разговор, а всего правителей Третьей империи насчитывается более двадцати штук! Конечно, никто из них не достиг того же уровня легендарности, что и Тайбер, однако каждый из них что-нибудь, да совершил. Что же, давайте разберёмся с этим весёлым сборищем Уриэлей, Пелагиев и даже, прости Акатош, Сефориев по порядку. А начнём, конечно, с самого главного – со знаменитого основателя Третьей империи. Хотите узнать, куда может привести эта дорожка? Тогда читайте дальше!

6fz5wFbED8g.jpg

Этот загадочный Талос

В Тамриэле за всю его долгую историю появлялось не так уж много поистине легендарных личностей, однако Тайбер Септим уж точно входит в их число. Он находится примерно на том же уровне эпичности, что и знаменитый Исграмор, который был способен поедать супы вилкой, но слегка уступает Реману Сиродилу, который был рождён холмом и уже в младенчестве разговаривал как взрослый мужчина. Впрочем, нельзя отрицать того факта, что это именно Тайбер Септим стал первым императором, завоевавшим вообще весь Тамриэль – даже Реман I в своё время не совладал с этой задачей. Кроме того, в конце своей жизни основатель Третьей империи взял, да и вознёсся, получив признание своей эпохальности от самих аэдра – Акатоша, Мары, Зенитара и других. С последним утверждением, правда, не согласны некоторые эльфы, но кто ж их спрашивает?

Как видите, Тайбер Септим, также известный под именами Талос Атморский, Исмир, Дракон Севера, Хъялти Раннебородый и «человек, у которого есть гигантский боевой автоматон» - личность весьма нетривиальная. Но откуда же он взялся? Как пришёл к власти? Можно ли считать двемерский Нумидиум отсылкой к Евангелиону? На эти вопросы мы сейчас попытаемся найти ответы… ну, кроме последнего, потому что ответ на него уже существует – нет здесь никакой отсылки.

Так вот, есть две главные версии происхождения Талоса – одна из них более официальная, в которой он сразу предстаёт каким-то мифическим богатырём, сносящим горы по мановению пальца ноги, вторая же куда более приземлённая и оттого более правдоподобная. Начнём, как водится, с самой странной версии, авторами которой выступают жрецы имперского культа Девяти, обожествлявшие Талоса всеми доступными им способами. Предположим, что вы решили поверить имперскому культу. Так делали даже самые достойные люди и эльфы, так что в этом нет ничего постыдного. В данном случае ранняя история повелителя всея Тамриэля начинается с его удивительного рождения на просторах Атморы. Да-да, той самой Атморы, которая к моменту рождения Талоса (а это конец Второй эры, если что) уже должна была превратиться в кусок льда. Как он умудрился там родиться? Это вопрос, на который нет ответа. Родился и всё тут!

Появившись на свет, возникнув и в целом материализовавшись, будущий Тайбер Септим сразу же ступил на путь, ведущий к величию. С гордостью пройдя его, он стал императором и правил благополучно в течение восьмидесяти одного года. Скончавшись в возрасте ста восьми лет, Тайбер Септим тем самым спровоцировал возникновение имперского культа Девяти, который и позаботился о том, чтобы имя славного Талоса Атморского не было забыто. Что же касается пути Талоса к императорскому трону, то здесь версия культа и версия его противников на удивление во многом сходятся. В целом отличается лишь тон повествования – для своих почитателей Талос является идеалом во всём, тогда как на страницах так называемой «Арктурианской ереси» его личные качества и мотивы подвергаются сомнению. Собственно, здесь мы и переходим ко второй версии событий.

«Арктурианская ересь» упомянута неспроста, ведь это главный источник сведений о якобы «истинном» Тайбере Септиме. На страницах этой книги он предстаёт крайне умным, талантливым и решительным человеком, который ради своей цели легко идёт по головам и в итоге добивается своего. Согласитесь, что это выглядит гораздо более реалистично, нежели рассуждения о том, что однажды Талос повелел климату Сиродила измениться, что климат с удовольствием и сделал. Да, кто-то приписывает нашему герою и такое деяние. Однако верить «Ереси» до конца тоже не стоит – лучше уж сопоставить факты, которые приводят обе версии, а потом выделить то, что вроде как и окажется правдой. Способ простенький, однако для Нирна вполне сойдёт – у них там прямоходящие коты живут, как уж тут глубокий анализ.

JBoLl1Q6ID8.jpg

Удивительные приключения Хъялти Раннебородого

Родился будущий император в маленьком королевстве Алькаир, что в Хай Роке. Как и все его соседи, Алькаир не мог похвастаться чем-то особенным, потому что весь регион занимался исключительно вооружёнными столкновениями и переделом сфер влияния – это такие традиционные развлечения бретонов и всех прочих жителей Хай Рока, вынужденных играть по бретонским правилам. Для простого, но амбициозного человека, каковым и был тогда Хъялти Раннебородый, вырасти в такой неспокойной обстановке и не захотеть стать хотя бы генералом было бы странно. Ну, он и захотел! К тому же всё сложилось настолько удачно, что Хъялти обнаружил в себе не только острый ум, но ещё и умение кричать по-драконьи. А разве может человек, владеющий ту’умом, стать землепашцем и всю жизнь провести в поле? Как показывает история Тамриэля - не может. И не может как минимум из-за того, что в какой-то момент его зовут к себе Седобородые, которые сидят высоко и всё-всё слышат.

Итак, услышав зов Седобородых, Хъялти отправился в путь. А пока он преодолевает горы и леса, поговорим о том, кто же такой этот самый Хъялти. Некоторые утверждают, будто определить его этническую принадлежность невозможно, но на самом деле это довольно просто. Начнём с имени – оно явно имеет нордские корни. У бретонов, живущих в таких близких к цивилизации регионах, как Алькаир, обязательно есть фамильное имя, которое они с гордостью передают из поколения в поколение – к вопросам семьи бретоны вообще относятся очень серьёзно. Из этого следует, что либо «Раннебородый» - это старая бретонская фамилия, либо обладатель данного имени – этнический норд. К слову, нордов в Хай Роке должно быть очень много, ведь ещё в начале Первой эры этот регион стал целью завоевательного похода скайримского короля Врэйджа Одарённого. В те годы норды активно строили аванпосты и поселения вдоль побережья, а это, в свою очередь, просто обязано было вызвать расселение уроженцев Скайрима по всему Хай Року. Кроме всего прочего, изначально дар ту’ума был предназначен конкретно нордам для борьбы с Культом драконов, а у Хъялти, как нам известно, такой дар имелся. Вот и получается, что Тайбер Септим был этническим нордом, воспитанным в бретонских традициях. Если вы не согласны с этой теорией, то пишите в комментариях, почему.

Добравшись до Высокого Хротгара, места обитания Седобородых, Хъялти узнал, что он особенный, избранный и вообще пуп Тамриэля. В такой ситуации ничего иного ему не оставалось, кроме как начать обучение у мудрых старцев, которые за всю свою историю так и не сумели убедить ни одного драконорождённого в том, что ту’ум – это не для войны, а для восславления богов. Ну и ладно, они всё равно мудрые, потому что носят длинные бороды и мантии. Помимо Талоса, в то время у Седобородых обучался ещё и Пепельный король Вульфхарт, который подумал, что позвали именно его, но это уже не точно, потому как всё, связанное с Вульфхартом, не точно. Хъялти же за время своего обучения так понравился Седобородым, что они подарили ему тапочки с чарами левитации, более известные как Ботинки Апостола. С их помощью будущий император мог легко и просто спуститься с гор и продолжить свои приключения. Он, конечно, мог вернуться на равнину и без таких вот ухищрений, но это было бы очень скучно.

В те времена на территории Скайрима происходило нечто вроде гражданской войны – мелкие нордские правители вяло, но упорно нападали друг на друга, а также время от времени пытались дать отпор южанам, которые в смутные годы Междуцарствия тоже хотели что-нибудь завоевать. Хъялти мудро рассудил, что если он собирается достичь величия, то ему необходимо находиться поблизости от какого-нибудь короля. Оставалось только выбрать подходящего властителя, который располагал золотом и достаточно крупной армией. Долго думать не пришлось, так как во владении Фолкрит тогда имелся самый настоящий король по имени Кулекайн. Предложив свои услуги этому Кулекайну, Хъялти очень быстро продвинулся по карьерной лестнице и спустя некоторое время стал генералом.

Первая битва будущего императора в качестве генерала короля Кулекайна произошла близ поселения Хролдан. Там армия Фолкрита разбила объединённую армию нордов и бретонов Предела (ту’ум здесь, кстати, очень сильно пригодился нашему герою), после чего не самый мудрый, но крайне удачливый Кулекайн начал жадно поглядывать в сторону Коловии. Почувствовав на себе недобрый взор, коловианцы, уже и без того потрёпанные многочисленными войнами, дрогнули, а их знаменитые меховые шлемы поникли. Вскоре Кулекайн вторгся в Коловию и решительно завоевал её. Вернее, это сделал Хъялти, которого уже называли не иначе как Талосом, то есть «Венцом бури». Так вот, на Коловии фолкритский король не остановился и тут же взглянул на видневшуюся вдалеке Башню Белого золота – если уж половина Сиродила в его руках, почему не забрать оставшееся? Генерал Талос, в принципе, был не против – он уже затмил собой короля и вряд ли планировал на этом остановиться.

oKKWmBiYofc.jpg

Талос становится императором

Перед тем, как армии Кулекайна отправились на штурм Имперского города, им пришлось иметь дело с бретонами и нордами, которых не устроил результат битвы при Хролдане. И в этот раз они были настроены куда серьёзнее. Вторгшись в Коловию с запада, армия союзников заняла легендарную крепость Санкр Тор, где некогда, согласно мифам, был рождён Реман Сиродил. Талосу, соответственно, пришлось штурмовать Санкр Тор, чтобы выгнать захватчиков из Коловии. И, надо сказать, это было самое знаменательное сражение Талоса за всю его жизнь. Сначала он расположил войска таким образом, чтобы у осаждённых защитников крепости сложилось впечатление, будто враги собираются идти на штурм. После того, как норды и бретоны купились на эту хитрость и покинули Санкр Тор, намереваясь нанести решительный удар, Талос проник за стены через тайный ход и захватил в плен всех командиров армии вторжения. Так крепость была захвачена фактически одним человеком. Оставшись без предводителей, бретоны и норды сложили оружие.

После быстрой и решительной победы Талос приказал казнить всех лидеров бретонской армии, а солдат продать в рабство – не, ну а чего они? Нордов же ждала иная судьба. Увидев и услышав, как вражеский генерал использует ту’ум, северяне решили присягнуть ему на верность. И это был не единственный раз, когда происхождение принесло Талосу новых союзников. Ещё до того, как началась битва за Санкр Тор, к армии нашего героя присоединился странствующий рыцарь, представившийся как Ренальд из ордена Клинков. В период Междуцарствия рыцари-клинки бродили по всему Тамриэлю и разыскивали драконорождённых, которым можно было бы служить. А Талос, стало быть, и стал долгожданной находкой. Таким образом, к моменту штурма Имперского города в его распоряжении находились и опытные, хорошо обученные рыцари, и нордские воины, которые, как известно, являются лучшей в мире пехотой. Добавьте к этому воинственных коловианцев с их меховыми шлемами и получите колоссальную боевую мощь. Могла ли ослабленная Междуцарствием Нибенейская долина противостоять такому серьёзному противнику? Вопрос, конечно, риторический.

В 854-м году Второй эры двадцатишестилетний генерал Талос без особого труда захватил Имперский город. Так же, как ту’ум подействовал на нордов, на жителей Нибенейской долины произвёл впечатление Амулет королей, который будущий император нашёл в Санкр Торе и сразу повесил на шею. Сделал он это не зря, потому что сражаться с обладателем Амулета королей имперцы не очень-то и хотели. Кстати, вы ещё не забыли о существовании Кулекайна? Потому что с таким ярким персонажем, как Талос, это немудрено. После взятия Имперского города Кулекайн вознамерился плюхнуться на трон и воссиять в качестве нового правителя Сиродила, Скайрима и Хай Рока. Но не тут-то было! Незадолго до начала коронации бретонский убийца покончил с пришлым фолкритским королём и даже едва не убил Талоса. Делать было нечего, пришлось нашему герою самому становиться императором…

STzWwnwfyXg.jpg

Бытует мнение, что это сам Талос подстроил убийство своего господина, чтобы расчистить место у трона. Противники данной теории утверждают, что основатель династии Септимов не при делах, ведь он и сам пострадал от рук убийцы – тот рассёк ему горло, лишив возможности использовать ту’ум. Однако известно также, что Талос был очень решительным и умным человеком, так что вполне мог пожертвовать Голосом ради власти. На кону ведь был не какой-то занюханный трон, сделанный из веток и засохшей похлёбки, а самый лучший трон во всём Тамриэле – императорский. Впрочем, правду мы в этом случае вряд ли когда-нибудь узнаем.

Взойдя на трон, Талос провозгласил себя императором Тайбером I Септимом, что, видимо, должно было подарить ему лояльность жителей Сиродила, которые не привыкли видеть корону на голове чужака. Корону, кстати, на голову Талоса возложил некий гражданин по имени Зурин Арктус, который вскоре после этого получил должность имперского боевого мага и зажил гораздо более роскошной жизнью, чем прежде. Арктус же лечил перерезанное горло императора сразу после инцидента с Кулекайном, так что доверие, которое испытывал к нему Тайбер Септим, явно возникло не на пустом месте. Повезло ли боевому магу оказаться в нужное время в нужном месте, или же он был одним из главных исполнителей в хитроумном заговоре Талоса – неизвестно.

После коронации Талос не забыл и о Кулекайне, учредив небольшой религиозный культ Изначального императора. Опять же, сделал он это либо для отвода подозрений, либо потому что уважал и любил своего покойного сюзерена – выбирайте сами, который вариант вам больше по душе. Культ просуществовал не очень долго и вскоре угас сам собой, потому что никто не знал Кулекайна и, соответственно, никто не собирался почитать его наравне с аэдра. Вот так печально закончилась история короля, который прославился только тем, что находился неподалёку от самого Тайбера Септима. А вот история Тайбера была тогда ещё далека от завершения.

Тайбер Септим покоряет Тамриэль

«Ну вот стал я императором, а что дальше?» - такой вопрос задал бы какой угодно человек или эльф, впервые разместив своё мягкое место на соответствующем троне. Какой угодно… но только не Тайбер Септим! Он уже прекрасно знал, чего хочет от жизни, а хотел он, конечно же, весь мир. Довольно-таки амбициозная затея, в жертву которой пришлось бы принести уйму времени, усилий и жизней. И всё это уже было в распоряжении нашего героя. Оставалось лишь терпеливо идти выбранной дорогой.

Со Скайримом и Хай Роком у императора не возникло никаких трудностей – в покорении первого ему помогли быстро распространяющиеся слухи о правителе-драконорождённом, а второй представлял собой кучу мелких королевств, которые не могли оказать серьёзного сопротивления по одиночке. Следующей целью Тайбера Септима стал Хаммерфелл, вотчина суровых редгардов, которые мало того, что не желали подчиняться чужестранцу, так ещё и своего собственного короля хотели сжить со свету. А ведь именно он, король Тассад II, стал причиной, по которой Тайбер Септим не сумел взять Хаммерфелл слёту. Увы, в 862-м году Тассад II умер, и это развязало руки вечно враждующим фракциям Венценосцев и Предшественников. Умер король, кстати говоря, сам по себе, а не из-за какого-нибудь дворцового переворота – да, и такое в Тамриэле бывает. Так вот, на фоне разгорающейся гражданской войны Тайбер Септим вновь двинул свои легионы на Хаммерфелл, причём даже не сам, а по любезному приглашению фракции Предшественников, которые намеревались объединиться с Империей ради экономической выгоды для себя и страны в целом. Врагом союза Предшественников и Империи выступил сын покойного Тассада II, принц А’тор, представляющий фракцию Венценосцев.

Принц не знал, как ему воевать против имперских легионов, а потому был вынужден отступать. И отступал он до самого острова Строс М’Кай, где вскоре состоялось решающее сражение, известное как битва в заливе Хандинга. Победа в этом сражении досталась Империи, а Хаммерфелл стал её провинцией. Принц, кстати, погиб по причине вонзившейся в него отравленной стрелы, выпущенный данмером-убийцей. Только это уже тема для другого рассказа, поэтому давайте вернёмся к завоеванию Тайбера. Так вот, вскоре после перехода Хаммерфелла в разряд провинции на острове Строс М’Кай разгорелось восстание, и вот уже в этом противостоянии верх взяли редгарды. Впечатлённый успехами свободолюбивых соседей, Тайбер Септим подписал с ними особое соглашение, в соответствии с которым Хаммерфелл получал практически полную независимость, формально оставаясь частью Империи. Так западный сосед Сиродила стал республикой в составе империи Септимов, а Талос устремил свой взор на Морровинд.

Родину тёмных эльфов не сумел покорить даже Реман I Сиродил, однако Тайбер Септим был настроен решительно. Он знал, что при достаточной мотивации данмеры будут сражаться до последней капли крови, а потому первый серьёзный удар решил нанести по Морнхолду – священному городу, канализации которого были битком набиты грабителями, ходячими скелетами и прочими нежелательными личностями. Деморализованные эльфы, полагал император, не смогут даже вести партизанскую войну и вследствие этого быстро сдадутся. Вот только добраться до Морнхолда оказалось крайне сложно – путь имперским легионам преградили суровые воины дома Редоран и многочисленные убийцы, истреблявшие командование так же быстро, как каджит ест плюшку с лунным сахаром. В результате война с Морровиндом слегка затянулась на три года, хотя к 896-му году Второй эры Талос всё равно добрался до Морнхолда и разрушил его.

w9SkL1x2MU0.jpg

Несмотря на то, что многие данмеры хотели продолжать войну с Империей, Вивек имел несколько иное мнение. Он полагал, что от Империи куда легче откупиться, нежели продолжать забрасывать трупами легионы Септима. При такой стратегии эльфы кончились бы куда быстрее, чем легионеры, но практически все Великие дома не желали этого признавать. Вивек, впрочем, будучи полубогом, не собирался интересоваться их мнением и сразу взял дело в свои руки. Он предложил Талосу переговоры, в результате которых Морровинд получал самостоятельность, как и Хаммерфелл, а Империя получала право распоряжаться добычей эбонита на территории Вварденфелла. Ну, и ещё лично Тайбер Септим получил в подарок огромного боевого автоматона двемерской работы – как сообщил ему Зурин Арктус, эту штуковину ещё можно было привести в движение. Но почему же император уступил Вивеку, если имел хорошее преимущество в войне? Здесь всё просто. Во-первых, он хотел получать выгоду от Морровинда, а не любоваться выжженной пустошью – свободная добыча эбонита как раз и была очень выгодным приобретением. Во-вторых, он полагал, что гораздо проще немного уступить и получить желаемое, нежели долго и безуспешно пытаться сломить тёмных эльфов. И в-третьих, с огромным автоматоном, которого преподнёс Талосу Вивек, было бы гораздо проще покорить оставшуюся часть Тамриэля.

Используя Нумидиум как своё главное оружие и крайне весомый аргумент в переговорах, Тайбер Септим покорил всю оставшуюся часть Тамриэля в 896-м году Второй эры. Энергию для движения и размахивания ручищами Нумидиум получил от особого камня душ, названного Мантеллой. Создал этот камень Зурин Арктус, боевой маг императора, и по некоторым сведениям внутри удобно разместилась душа Вульфхарта Пепельного короля (опять-таки, всё, что с ним связано можно подвергать сомнению). При создании Мантеллы внутрь угодил и сам Арктус – то ли из-за того, что ошибся в расчётах, то ли из-за того, что попытался убить Талоса и в наказание стал топливом для Нумидиума. Впрочем, это всё мелочи и в любом случае император получил полностью функционирующего автоматона, который был способен сметать целые армии одним ударом.

Самое упорное сопротивление Тайберу Септиму и его Нумидиуму оказали высокие эльфы с островов Саммерсет. Альтмеры колдовали как никогда прежде, однако и двемерский автоматон императора оказался не так прост, ведь создатели наделили его способностью повелевать временем – не зря же Нумидиум также называют «Медным богом». Когда Талос активировал хитроумное двемерское устройство, время для эльфийского города Алинор как бы расплющилось на тысячу лет в прошлое и на тысячу лет в будущее, тогда как для жителей настоящего времени город пал всего за час. Альтмеры, оказавшиеся во временной аномалии, продолжили сражаться с Нумидиумом, как они это делали и всё предшествующее данным событиям тысячелетие. Изложенное выше безобразие, кстати говоря, носит название «Прорыв дракона» - так же называются и другие похожие искажения времени, которые иногда используют сценаристы вселенной Свитков, чтобы избавить себя от лишней работы.

Высокие эльфы, которые избежали заточения в аномалии, решили сдаться на милость Талоса от греха подальше, и это стало финальной точкой в завоевании, которое начал император. Объединив весь Тамриэль под своей властью, Тайбер Септим провозгласил начало Третьей эры. Таким образом, амбициозный план простого паренька Хъялти Раннебородого из глубинки Хай Рока увенчался успехом, и за одно только это его имя вряд ли когда-нибудь покинет страницы исторических трактатов. Но Талос, как вы знаете, известен не только как гениальный стратег, основатель династии и владыка Тамриэля. Он известен ещё и как божество.

_66QCf6Wjm4.jpg

Вознесение Талоса

Одержав победу надо всеми, над кем только мог, Тайбер Септим принялся править единым Тамриэлем, и делал он это на протяжении долгих тридцати восьми лет, пока не умер. Просто так умер, никто его не убивал. Как человек, которому исполнилось сто восемь лет, он вполне мог себе это позволить. Говорят, что после смерти Талоса-императора дождь лил целую ночь, чего в обычное время, конечно же, никогда не бывает. И вот что выгодно отличает Тайбера Септима от любых королей Скайрима, так это то, что он заранее позаботился о том, чтобы трон после его смерти не пустовал – северяне часто мёрли в одиночестве, так и не удосужившись завести наследников. Так вот, императорский трон после Талоса занял его то ли внук, то ли сын Пелагий I Септим. И нет, это не тот безумец, который специальным указом запретил смерть, опасаясь за свою жизнь – до Пелагия Безумного мы доберёмся только в следующей статье.

Прежде, чем мы перейдём к заключительной части рассказа, вы должны узнать, что при жизни Тайбер Септим никого и никогда не просил делать из его персоны культ, а все дальнейшие выкрутасы – это инициатива граждан Империи. Так вот, началось всё с того, что в честь покойного Талоса официальную валюту стали называть септимами. Также на месте разрушенного в Скайриме Хролдана, где Талос сражался с жителями Предела, появился трактир «Старый Хролдан», в котором якобы находилась совершенно уникальная и не имеющая аналогов в Тамриэле кровать, на которой после битвы отдыхал император. Жители Алькаира, родины Талоса, ответили на умный ход предприимчивого норда ежегодным празднованием «Дня Талоса», что принесло множеству лавочников куда больше денег, чем один трактир на краю света. Клинки тоже не остались в стороне ото всей этой «послеталосовской» кутерьмы и принялись бережно хранить императорские латы как свою самую священную реликвию. Но больше всех отличились, конечно же, жрецы культа Восьми из Имперского города, которые начали почитать Талоса как новое, девятое божество.

С появлением культа Девяти оба культа, которые пытался внедрить сам Талос, отошли на второй план и вскоре угасли – речь идёт о культе Единого, который был привезён из Скайрима, а также о культе Изначального императора, члены которого должны были чтить память старого короля Кулекайна. Идея о человеке, который стал равен богам-аэдра, понравилась людям куда больше, чем почитание короля, которого они даже не знали, так что новый культ Девяти быстро разросся и вскоре стал официальной религией империи Септимов. И то ли Тайбер Септим действительно вознёсся, то ли это была байка, придуманная жрецами, то ли божество-Талос появилось уже потом, вследствие искренней веры в него, факт остаётся фактом – начиная с 38-го года Третьей эры пантеон аэдра в Империи именовали исключительно как Девять божеств.

xtM0O6iDRrY.jpg

Некоторым приверженцам культа Восьми не понравилось, как вольно обошлись с их убеждениями имперские жрецы. Особенно же негодовали альтмеры, которые сочли культ Девяти оскорблением. Позже к этой обиде примешалось ещё и традиционное презрение высоких эльфов к людям, хотя изначально негодование было вызвано именно переменами в привычных верованиях, а вовсе не самим фактом вознесения человека. Как бы то ни было, мнение альтмеров по вопросам религии мало кого волновало, пока в конце Третьей эры они не вынули из кармана планы по завоеванию всего цивилизованного мира… Впрочем, это уже совсем другая история, а вот история Хъялти Раннебородого, генерала Талоса, императора Тайбера Септима завершается. Был ли он на самом деле таким легендарным? Или же он, напротив, просто крайне хитроумный и беспринципный негодяй? Или сразу и то, и другое? Делитесь своим мнением в комментариях. Ну что же, доброго вам вечера и до встречи в новых рассказах!

источник


  • Like 4
  • Thanks 1
  • Upvote 1
  Report Запись
Sign in to follow this  


User Feedback

Recommended Comments

There are no comments to display.



Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×